Сияние Пустоты. Тёмный ретрит.

Тёмный ретрит

глава из книги Fadiman James. The Psychedelic Explorer’s Guide

Линдси Вона – талантливый музыкант, график и поэт, живущий в Северной Калифорнии. С ее разрешения я включил в книгу отчет об ее опыте, который напоминает классические опыты мистиков и отчеты об энтеогенных путешествиях. Основное различие, по-видимому, здесь состоит в том, что в то время как пиковые переживания с помощью психоделиков длятся в лучшем случае несколько часов, Вона, похоже, провела дни в состоянии Единства. Как и при правильном использовании психоделиков, сет и сеттинг были важными составляющими, позволившими Воне самой войти в это состояние сознания, а затем интегрировать свой новый взгляд на свою личность в свою жизнь после тёмного ретрита.

Вона провела две недели в ретритном центре Sierra Obscura Darkness. Центр описывается как «оптимальная среда, в которой люди погружаются в вечную тьму, где заботятся о всех основных потребностях тела, позволяя не отвлекаться от самореализации». Оптимальный период времени для этих ретритов составляет четырнадцать дней, с двумя днями интеграции после ретрита в центре.

Тёмный ретрит. Опыт самореализации.

Это подробное описание моего тёмного ретрита, проходившего течение четырнадцати дней в центре Sierra Obscura Darkness Retreat Centre. В последнее время я получила много просьб от друзей из сообщества поделиться своим опытом, поэтому я решила описать  подробную картину своего путешествия через бездну к самореализации.

Во время ретрита у меня была собственная спальня и доступ к двум полностью оборудованным ванным комнатам и большому, удобному, общему пространству, где все было полностью затемнено. Органические продукты питания и напитки доставлялись по закрытому от света коридору через несколько дверей, чтобы гарантировать отсутствие утечки света, в разное время дня и ночи. Коробки с едой оставлялись на столе в общем пространстве, на коробке был деревянный номер с цифрой ретритной комнаты.

Вона подробно описала первые восемь дней, которые включали в себя множество других переживаний. Здесь включен ее отчет о второй части ее ретрита и ее возвращении к нормальной жизни. Полный отчет и подробности о ее работе можно найти на сайте www.lindseyvona.com.

Примерно на девятый день я почувствовала, что я нахожусь на грани смерти эго; это сильно отличалось от аяхуаски. Визуальные эффекты в моих медитациях начали уменьшаться, и мой ум практически останавливался на длительное время. Я дрейфовала на поверхности вод черного Ничто, иногда прерываясь на случайные мысли, пока “плыла” в ожидании следующих этапов внутренних изменений.

Где-то между девятым и одиннадцатым днями я глубоко проникла в самореализацию. Я не помню, как долго это длилось, но здесь точное описание произошедшего. В какой-то момент во время медитации моя голова “открылась” и заполнилась Светом. Я наблюдала это и чувствовала, как тихое блаженство и радость наполняли меня, все мое тело стало чистой вибрацией. Я больше не могла относиться к себе как к физическому телу, чувствовать его плотность, или воспринимать себя как Линдси, и все же я была самой собой, но открывшееся казалось гораздо более реальным, чем то, что мы называем жизнью в бодрствовании.

Я была поглощена этим Светом, и он стал всем пространством вокруг меня, заполняя все тотально до тех пор, пока я не превратилась в гигантскую сияющую, наполненную Светом пустоту. Я была настоящей, я была снова дома, я была больше, чем триллион наших солнц. Каким-то образом, не физическими глазами, я посмотрела вниз и увидела точки, которые были землей, солнцем и солнечной системой, и подумала о Линдси. Ничего из этого не было настоящим. Я была единственной реальностью. Материальная штука, которую я когда-то идентифицировала и думала о ней как “я” и “мой мир”, осозналась как полная и тотальная иллюзию, даже не стоящую определений.

Такие слова, как «духовное», «Линдси» и «Земля», промелькнули перед моим осознанием совершенного покоя и были осознаны как несущественные, как будто они никогда не имели смысла и были всего лишь красивыми идеальными картинами, которые приходили и уходили, растворяясь в этом истинном «Я» чистого Света. Я приблизилась к Земле и увидела Линдси. В этом образе не было смысла. Я была гигантским, непостижимым для всех представлений о вселенной, сияющим-бесконечным-мерцающим шаром Света, вечно беспричинно излучающим совершенное сострадание. Даже сейчас, когда я пишу это, я осознаю, что происходящее – полная иллюзия и в конечном итоге не имеющая значения. Я удерживаю этот парадокс, пребывая в физическом пространстве и времени, на самом деле не совсем понимая, как его вообще вам передать.

Природа реальности не такая, какой видится. Даже все мои опыты прозрения в майю, осознания пустоты и таковости на протяжении всей моей «жизни Линдси» как духовного искателя, не могли ни на шаг приблизить меня к этому полному погружению в самовоспоминание совершенства, полной… эээээ… не поддающегося описанию аннигиляции в Свете Истины.

Во время этого растворения в Свете я также осознала, что могу сидеть на коврике в своей комнате как совершенная вибрационная сущность, не как «Линдси», а как мое истинное Я, вибрация совершенной природы Будды. Моя лучшая метафора для этого – то, что мы похожи на живые, вибрирующие нефизические картины Тханка. Мы уже достигли совершенства и превзошли все концепции просветления или самореализации, и мы уже полностью реализованы. Мы просто забыли, и это справедливо, что эти механизмы разум-тело-желание – не мы, хотя, тем не менее, они и есть мы.  Эта жизнь – тень великого воспоминания, вероятно, уже забытая бесконечным Светом Разума.

Я могла легко переключаться между осознанием себя как этого великого нескончаемого Света и осознанием себя как вибрирующего, прекрасного, реализованного Будды, нефизического «я» для того, что казалось вечностью. Это осознание длилось несколько дней, пока я была в темноте. В нем весь страх смерти был полностью уничтожен. Любое отношение к страданию или страданию над страданием других в то время было даже смехотворным. Идентификация с чем-то была бесполезной. Я была счастлива навсегда умереть в этом Свете. Часть меня хотела умереть. Часть меня очень не хотела возвращаться в эту комнату, в это тело, называемое Линдси. В этом не было никакого смысла, но все же это произошло, и вот я здесь. Я не думала о своих родителях и о том, будут ли они скучать по мне, если я позволю себе быть полностью поглощенной правдой о том, кто я есть, потому что я знала, что в конечном итоге они такая же часть этого, и что в конечном счете, будь то в этой «истории жизни» или во время «смерти» мы практически все вспомним Это, потому что уже являемся Этим. Я действительно не знаю, что правильно для вас или «кого-либо», кроме того, что вы – это я, а эта жизнь совсем не то, чем она кажется.

Идея телесности по-прежнему остается всего лишь концепцией. Сегодня у нас есть все эти очень сложные науки, которые описывают процесс освобождения через энергетические центры тела, и забавно, что вы можете вернуться к себе, двигаясь по этой карте, называемой телом, но в конечном итоге это просто ложное отождествление. Вот так шутка!

Все это по сути мысль-мечтание, исходящая из одной едино вечной эманации, которой вы являетесь прямо сейчас, за пределами вашей мирской идентичности. Сама земля – ​​это сон, и она спит, и мы все сейчас спим в этом сне. Несмотря на то, что у меня было это осознание, сейчас, когда я пишу эти строки, по большей части я сплю, потому что плотный физический план – это мир привязанностей и желаний, но, в конечном счете, я являюсь волной, которая колеблется между “идеей-вибрацией” и совершенным вечным Светом, отождествляющим себя с физическим образом, который на самом деле не является физическим, хотя это и кажется таким реальным.

Это осознание полностью уничтожило мою потребность «работать над собой», которое еще было в начале тёмного ретрита. Мне больше не нужно было чувствовать блаженство, иметь какой-то особый опыт или иметь личность, которую я достаточно хорошо слепила, чтобы получить то, что я хочу от этой «жизни», от кого-либо или от любого другого «мира». Все это было уничтожено, и я была свободна от всякого страха или представлений о смерти и я все еще живу… в этом моменте. Это смешно. Прямо сейчас меня будоражит и жизнь и смерть, но это правда лишь отчасти, потому что я – здесь, а жизнь и смерть – всего лишь концепции. Это парадокс.

Среди этого осознания, когда я вернулась в оболочку сладкой иллюзии “себя”, мне пришло в голову, что совершенствование человеческой любви – это единственный верный путь, что я счастлива погружаться в глубины любви с вами в этой жизни, что я смогу поддерживать обретённое восприятие в достаточной степени в своем сознании, чтобы жить более грациозно в истине этого Света, который мы все разделяем здесь вместе.

В конце ретрита Даниэль спустилась ко мне, мы поговорили, и она зажгла свечу рядом с моей кроватью.

Впервые за четырнадцать дней я увидела физическое проявление света, я увидела истинную природу реальности, на этот раз человеческими глазами. Я могла смотреть на нее только несколько секунд, а затем я задрожала и заплакала. Мне необходимо было на время погасить свечу, пока я интегрировала то, что увидела.

После я поднялась наверх, чтобы побыть с Паскалем и командой Sierra Obscura у камина. Чистый лист моего осознания, свободный от всех концепций. Я видела, как свет танцует повсюду, и нерожденный мир излучается и совершенствуется в Настоящем. В моем уме возникла мысль, и я увидела, как ее вспышка на экране осознания буквально искривила реальность вокруг меня; проецируемая мысль – это искаженная линза, которая обуславливает этот ментальный мир. Пребывая как источник, видя всех в их Божественном Я при свете свечей, я плакала. И молча заметила, как легко психические энергии из разумов вокруг меня танцевали и играли вместе, преломляясь за пределы ментального экрана.

На следующее утро Даниэль повела меня на прогулку в темных очках по красивой, усаженной деревьями дороге, ведущей в центр Невада-Сити. Свет был настолько завораживающим, что было трудно говорить; я просто хотела все это молча рассматривать. Когда я вновь увидела этот «мир», я с трудом сдерживала смех – насколько он казался нереальным.

Этот ретрит был, безусловно, самой важной инвестицией, которое я когда-либо делала в этот “сладкий сон”, который я теперь скромно, временно, называю собой. Я медленно возвращаюсь в свою «жизнь» и интегрируюсь. Хотя последние несколько дней я в основном молчала, я чувствую, как обусловленный мир концепций и желаний снова танцует, хотя и без такой большой власти надо мной, как прежде. Я рада тому, что мое тело/ум теперь естественно просыпается рано и сразу же хочет медитировать. Я понимаю, что многие, многие существа на этой планете, включая, возможно, вас, уже умерли в этом совершенном состоянии самореализации. В конце концов, это то, что мы есть.

Я не могу точно знать, как будет разворачиваться моя жизнь. Все, что я знаю наверняка, это то, что я Чистый Свет, Бог, временно грезящий о Линдси и Мире, но ничего из этого не произошло или вообще не существует. Под этой оболочкой временно возникающих эгоистических мыслей, предпочтений, условий, образов, привязанностей и желаний я являюсь вибрацией чистого сострадания, которое само есть уже освобожденное, никогда не рожденное, никогда не умирающее, пересекающее великую пустоту сознание, которое удерживает каждого, будь то боги или люди, которое, как говорит мой учитель Манико, совершеннее любого живого элемента. Я наполнена пустотой, тихой радостью и благодарностью за эту возможность пройти этот тёмный ретрит в одиночестве, в комфорте, с таким количеством существ, физических и нефизических, поддерживающих меня.

Сияние Пустоты. Тёмный ретрит.

переводы и статьи KD